21:40 

Адын

dara_


25.04.2798
Сегодня мы впервые в истории человечества обнаружили уже населенную планету. Это весьма значимое событие сподвигло меня начать-таки вести дневник, как и советовал еще в самом начале экспедиции лейтенант Хемминг, наш психолог. Итак, все началось со скачка.

-- Приготовиться к скачку, -- раздался по всему кораблю мелодичный голос бортового компьютера. Я проверила, что все индикаторы амортизируещего кресла горят зеленым, и закрыла глаза. Даже сквозь сомкнутые веки я ощутила, как мигнул свет – двигатели Неклина потребляли энергию в усиленном режиме, проталкивая корабль сквозь пятимерное пространство ПВ-туннеля. Поле зрения окрасилось в зеленый, комок подступил к горлу – скачок. Потом я ощутила, что корабль перешел на обычную тягу, открыла глаза и стала выбираться из кресла, чтобы совершить стандартную послескачковую проверку двигателей.

Малый поисковый корабль дальнего радиуса действия Питер Блуме, принадлежащий Бетанскому астроэкспедиционному корпусу, был оснащен четырьмя пространственными двигателями и шестью двигателями Неклина, мог нести на себе до 15 членов экипажа и совершать до шестидесяти скачков с сопутствующими перемещениями в трехмерном пространстве без возвращения на базу и дозаправки – то, что нужно для поискового корабля. После каждого скачка необходимо было удостовериться, что двигатели пережили его без происшествий. Естественно, бортовой компьютер не замедлил бы сообщить, если бы что-то пошло не так, но ручная проверка была традицией, которая пару раз спасала жизни людей. И именно этим я и отправилась заниматься.

Для меня это первый полет в составе экспедиции. До этого я совершала только пробные полеты внутри планетной системы колонии Бета во время обучения, да пробный скачок, чтобы удостовериться, что я нормально переношу ПВ-туннели. И вот – первый вылет. Пятинедельный маршрут «Колония Бета – Станция Далтон – Тау Кита – Комарра» и четыре скачка после Комарры. Как наш флотский юрист, старший лейтенант Джеймс Уильямс, ругался после переговоров с комаррцами! И это несмотря на имевшиеся договоренности об исследовании неиспользуемого ПВ-туннеля и на то, что комаррцам это исследование выгоднее, чем бетанцам. Но зато у нас была неделя на изучения Комарры – мира очень похожего на Бету, но из-за этого кажущегося всего лишь жалкой пародией на родную планету. Тау Кита была немного интереснее, но тоже не вызвала у меня энтузиазма – несмотря на то, что города стояли под открытым небом, все было слишком… техногенным. Небоскребы, основная транспортная система под землей или с помощью суборбитального перелета. Я надеюсь, что когда-нибудь мне удастся побывать на Старой Земле – говорят, там еще сохранились леса…

Думая обо всем этом, я проверяла показания датчиков двигателей, слушая краем уха сообщение бортового компьютера – тот как раз докладывал первичные данные, полученные о системе, в которую они попали:

-- ..звезда спектрального класса G0V … есть планетная система… пояс Койпера… расстояние от 35 до 38 астрономических единиц… обнаружена планета, газовый гигант, расстояние от центрального светила – 8.2 астрономических единицы… масса – 2.5 массы Юпитера… период обращения… обнаружена планета земного типа… расстояние от центрального светила – 0.3 астрономической единицы… температура поверхности – приблизительно 600 К… обнаружена планета земного типа… расстояние от центрального светила – 1.13 астрономической единицы… масса – 1.08 массы Земли… период обращения вокруг оси – 26.7 часов… два естественных спутника. Есть атмосфера… данные спектрального анализа… азот – 77%, кислород – 22%, аргон – 1%, углекислый газ...

Я насторожилась. Планета земного типа со столь благоприятными условиями… Это именно то, ради чего я бросила аспирантуру и возможную карьеру ученого, разругалось с семьей и любовником, и пошла простым инженером в бетанскую астроэкспедицию – открывать новые, пригодные для жизни планеты. По всему кораблю разнесся усиленный динамиками голос капитана:

-- Внимание! Всему экипажу, не занятому выполнением непосредственных обязанностей, собраться в рубке управления. Остальным подойти по возможности!

Я стала торопиться. Вместе со мной в двигательном отсеке находился старший инженер лейтенант-коммандер Тейлор, но его непосредственными обязанностями было лишь убедиться, что я правильно выполняю свою работу – а сомневаться во мне у него причин к этому моменту уже не было, поэтому он быстро направился к выходу из отсека, бросив напоследок:

-- Давай скорее, а то все самое интересное пропустишь! – я прикусила губу, и стала стараться работать быстрее. Наконец, дело было сделано, и я бегом направилась к центру корабля.

Весь остальной экипаж – 12 человек – уже собрался там, все напряженно смотрели на экран, на котором появлялись все новые и новые строки информации. Самое важное компьютер дублировал голосом. Второй пилот, навигатор и помощник капитана сидели за своими консолями и давали какие-то запросы бортовым анализаторам. Вот раздался мелодичный сигнал и компьютер доложил:

-- Расчетное время прибытия на орбиту планеты – три часа двадцать минут, -- все вздохнули. Было ясно, что стоять здесь и ждать почти три с половиной часа бесполезно. Кроме того, и после выхода на околопланетарную орбиту данные появятся не сразу. Капитан Армстронг откашлялся и произнес:

-- Друзья! Мы стоим на пороге важного открытия! Но нам до этого открытия еще несколько часов лету – поэтому давайте-ка мы пойдем пообедаем, все, кроме вахтенных, -- народ начал постепенно, маленькими группками, двигаться в сторону кают-компании. Я тоже присоединилась к группе, состоявшей из биолога Энтони и химика Алисы (врач и аналитик), моих закадычных приятелей. Ребята были всего на пару лет старше меня и до этого успели совершить всего по два экспедиционных вылета – оба безрезультатно. Они, возбужденно переговариваясь о том, что же теперь будет с этой планетой – Бета возьмет ее под свой контроль или, учитывая отдаленность от родины, кому-нибудь выгодно уступит – отправились обедать.

Вдруг я подумала, что навигаторы, наверное, уже должны были определить, что это за звездная система – или я просто пропустила эту информацию – и тут же спросила об этом у Энтони. Тот пожал плечами и назвал звезду – 47 Большой Медведицы – это ни о чем мне не говорило. Я огляделась в поисках Линды, астронома. Но той в кают-компании не было – как первый помощник капитана она осталась нести вахту в рубке управления. Тогда я послала запрос в корабельный информаторий – он, естественно, был на несколько порядков слабее Бетанского Планетарного Информатория, но все, что связано с исследованной областью галактики было в нем отражено неплохо. Через несколько секунд мой наручный комм выдал ответ:

-- 47 UMaj – желтый карлик спектрального класса G0V. Расстояние от Солнечной Системы – 14.1 пк. Масса – 1.08 массы Солнца, радиус – 1.172 радиуса Солнца… -- я быстро пролистала физические характеристики (звезда оказалась весьма близка к Солнцу по параметрам – гораздо ближе, чем центральное светило колонии Бета) и перешла к разделу история. Быстро пробежалась по описанию открытия – оказывается, 47-ю Большой Медведицы еще в 20 веке считали одной из самых похожих на Солнце звезд, а планетную систему обнаружили еще в 21 веке, задолго до полетов в космос – и впилась в глазами в выделенные красным строки:

-- Колонизация планетной системы была начата в 2330 году, когда группа первопоселенцев прибыла на планету, названную колонией Дзета. Колонизация планеты прекращена в 2385 году в связи с закрытием ПВ-туннеля по неизвестной причине. Колония считается погибшей.

Я сглотнула и огляделась. Кто-то пытался обедать, но ели они без аппетита – то ли сказывались последствия скачка, то ли с нетерпением ждали подлета к планете. Некоторые взяли ридеры и что-то читали, старший аналитик что-то писала и зачеркивала у себя на планшете, кто-то рассеянно переговаривался… Я попыталась что-то произнести, но в горле пересохло, и мне удалось издать лишь невнятный хрип. Но и этого было достаточно – Алиса с Энтони повернулись ко мне. Я закашлялась, и, понимая, что сейчас сказать ничего не смогу, ткнула пальцем в комм, чтобы тот выдал голосом только что найденную ей информацию.

К нам повернулись все. Капитан Армстронг тихо сказал:

-- А ну-ка, еще раз… -- Я послушалась. Комм смешным детским голосом – в качестве образца для воспроизводства звука там стоял голос моего младшего братишки – повторил информацию про заселение планеты и закрытие туннеля, а потом, уже по следующей команде озвучил развернутую историю колонии. Все слушали молча, боясь пошевелиться. Еще никогда в истории галактики люди не находили своих собственных потерянных поселений – да их и было не то чтобы очень много. А если потомки первых колонистов еще живы?.. Этот же вопрос, очевидно, мучал всех, потому что как только поток информации иссяк, капитан Армстронг тут же связался с рубкой управления и дал приказ ускорить подлет к планете на 35 процентов, а также по возможности попытаться уловить радиосигналы, идущие с планеты – если таковые имеются. Разглядеть хоть что-то на поверхности планеты удастся не раньше, чем мы подлетим. А даже ускорившись, мы сократим время подлета всего на час – еще два часа нам лететь…

Все снова стали пытаться хоть чем-то себя занять. Я сумела впихнуть себя пару кусочков пищи, одновременно читая все, что мог выдать про колонию Дзета корабельный информаторий – увы, совсем немного. Каждые десять минут от старшего помощника поступали новые данные о планете – увы, в основном негативные. Вокруг планеты не обнаружено ни искусственных спутников, ни орбитального флота. Ни с планеты, ни с обоих ее естественных спутников не передавалось радиосигналов. Рассмотреть ничего все еще было нельзя – а ведь мы находились от планеты на расстоянии около полутора астрономических единиц, тогда как крупные современные города можно увидеть уже с трех. Неужели колония не выжила?.. Ожидание становилось все напряженнее…

Наконец я почувствовала, что пространственные двигатели сменили режим, и вскочила на ноги за секунду до объявления о том, что корабль вышел на орбиту планеты. Вахтенный тут же по громкой связи произнес, что на предварительный анализ нужно минимум три витка – а это не менее четырех с половиной часов. Но, тем не менее, корабль вышел на орбиту, и начал получать более точные данные о поверхности планеты. И вот, уже во время первого витка над ночной половиной планеты, было обнаружено свечение явно искусственного происхождения. Все, кто находился в кают-компании, восторженно закричали. Я бросилась обнимать целующихся Алису и Энтони, и мы втроем закружились на месте, взявшись за руки. Но через минуту, когда все немного успокоились, кто-то вдруг спросил:

-- Но почему же планета хранит радиомолчание? Где спутники? Орбитальные станции? В этой системе богатый астероидный пояс – странно, что его не разрабатывают… -- Все замолчали и посмотрели на Анну, старшего аналитика. Та пожала плечами:

-- Я посчитала, пока мы подлетали к планете. С вероятностью в 32% колония погибла в первые 50 лет после закрытия тоннеля. Гибель в течение 100 лет – 12%, 300 – 7%, 500 – 2%. Также существовала 46% вероятность того, что колония выжила, но деградировала. И только один процент на то, что колония выжила и сумела сохранить высокий технологический уровень. Кажется, мы теперь с уверенностью можем утверждать, что Колония выжила, но деградировала. Радиомолчание – у них нет передатчиков, отсутствие ИСЗ – у них не осталось космических технологий, скудное ночное освещение – может, у них и электричества нет? Но судя по расположению световых пятен там есть хотя бы города… -- Новое сообщение из рубки подтвердило предположение о наличии городов: корабль перешел на дневную сторону планеты, и компьютер смог различить несколько крупных городов. И суда, плывущие по поверхности морей недалеко от берега. Все молча слушали, и когда поток данных прекратился, кто-то тихо прошептал:

-- А вдруг они будут нам не рады…

Эта фраза вызвала очередной всплеск гвалта, Анна стала о чем-то шептаться с капитаном, и через минуту тот негромко произнес:

-- Друзья! Я понимаю, всем нам не терпится сесть на поверхность планеты и выяснить, что же произошло. Но, очевидно, что это невозможно без тщательно проработанного плана. Поэтому сейчас мы займемся подготовкой высадки. Старшему пилоту – сменить второго пилота в рубке управления. Инженеры – проверить готовность катера. Врач – по полученным данным и данным информатория выяснить, грозит ли нам опасность заражения чем бы то ни было. Анна, мы с тобой обсудим тактику общения с колонистами. Лейтенант Хемминг – тоже задержитесь. Остальным – спать. После сна обсудим, кто будет спускаться на планету, - и, заметив недовольство на лицах, еще раз жестко сказал: -- все споры завтра! Сейчас спать – не менее шести часов. Кто не может уснуть сам, попросите у Энтони снотаймер. Мы все завтра должны быть в лучшей форме. Есть ли существенные вопросы?

Даже если у кого-то и были вопросы, то несущественные. Так что все начали потихоньку разбредаться.

Я и мой начальник Хьюго Тейлор отправились проверять планетарный катер. Подключая по очереди все системы правого борта и убеждаясь, что все нормально, я неторопливо продвигалась от хвоста катера к голове, одновременно размышляя о том, кто же будут те счастливцы, которые полетят завтра на планету. Сама я на это, как самый младший участник экспедиции не рассчитывала. Закончив с бортом я вздохнула, и перебралась в рубку управления катером.

-- Внимание, -- произнесла я. – Произвожу проверку двигателей в холостом режиме!

-- Дай мне пять секунд, -- отозвался Хьюго. – Я уже почти закончил. Вот… Уже все, -- он тоже залез внутрь катера, и стал смотреть за моими действиями, никак не комментируя. Я закончила проверку двигателей и повернулась к Хьюго:

-- Вы доложите капитану, что все в порядке? – тот улыбнулся мне.

-- Доложи сама, а я пойду спать. Спокойной ночи! – с этими словами он ушел в свою каюту.

Я вызвала рубку управления. Когда на экране появился капитан, я козырнула и четко произнесла:

-- Капитан Армстронг, на связи мичман Блейк! Докладываю, катер в порядке и к посадке на планету готов, -- капитан улыбнулся мне.

-- Отлично, Майра! Иди спать, -- я улыбнулась в ответ, выключила связь и отправилась в свою каюту.

Переодеваясь и умываясь я думала, что не смогу уснуть. Но вот я лежу и записываю этот текст, и понимаю, что усну, едва коснусь головой подушки.








 

@темы: люди, которые играют в игры, Девятая сатрапия

URL
Комментарии
2014-11-19 в 18:57 

Игра в классики
Вот ноль, вот фаза, и все огни погасли
очень прикольно взглянуть на барраяр под таким углом! с нетерпением жду дальше))

2014-11-19 в 23:05 

dara_
Ева Шварц, дальше же самое сложное -- встреча с туземцами барраярцами. Я ж ты думаешь чего пошла писать вам историю и менталитет? Мне не хватало понимания ситуации:) А теперь я напишу...

URL
2014-11-19 в 23:07 

Игра в классики
Вот ноль, вот фаза, и все огни погасли
dara_, мурмурмур)) ты оказываешь не только эстетическую услугу мне, как читателю, но и огромную пользу обществу %)

2014-11-19 в 23:14 

dara_
Ева Шварц, гыыы. Помнится, перед Эквилибриумом я совершенно по игре домогалась до Скрута и Фелес (как до информатория) с требованиями предоставить мне анкеты на всех участников игры с моим первым уровнем допуска. Зато у нас к игре была полная база данных по персонажам:) И куча всего еще, до чего я домоглась...

URL
2014-11-19 в 23:18 

Игра в классики
Вот ноль, вот фаза, и все огни погасли
dara_, мы только рады и за, потому что самим всего не продумаешь) две головы хорошо, а две и Дара — гораздо лучше)

2014-11-19 в 23:22 

dara_
Ева Шварц, уруру на вас! Ты ж понимаешь -- всегда приятно быть полезной:) Ну и я очень люблю Барраяр, мне про него прикольно думать:)

URL
     

Life, the Universe and Everything

главная